Владимир Васильевич Голубев


Первый декан механико-математического факультета

профессор Владимир Васильевич Голубев

(1933-1935 и 1944-1952)

 

На основании постановления Коллегии Народного Комиссариата Просвещения от 4 апреля 1933 года с 1 мая 1933 года университеты были переведены на факультетскую систему. Приказом по МГУ взамен отделений в Московском университете было создано шесть факультетов, в том числе механико-математический. Деканом был назначен известный математик и механик профессор В.В.Голубев. В процессе организации первого десятка кафедр появилась и кафедра аэродинамики, заведующим которой стал также Владимир Васильевич Голубев.

Вскоре было введено правило избрания деканов собранием факультета. 15 марта 1935 года деканом механико-математического факультета был избран математик профессор Л.А.Тумаркин. Он пробыл деканом до 9 апреля 1939 г.

Второй и третий раз В.В.Голубев стал деканом механико-математического факультета уже в результате выборов. Член-корреспондент АН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР В.В.Голубев работал деканом с 1944 по 1952 гг.. "Многие лучшие дела свершались благодаря его кипучей энергии и организаторскому умению, его глубоко продуманным замыслам", - писали в газете "Московский университет 27 октября 1967 года.

Обладая высоким авторитетом и среди математиков, и среди механиков, а также среди астрономов, В.В.Голубев умел ненавязчиво, но неуклонно проводить четкую линию требовательности к учащимся и к лекторам, добиваясь компактного, доходчивого изложения сложных вопросов программы. Надо добавить, что В.В.Голубев заведовал ещё кафедрой высшей математики в ВВИА им. Н.Е.Жуковского и имел звание генерал-майора авиационно-инженерной службы. Может быть, отчасти этим объяснялась вполне оправданная требовательность, четкость и строгость в работе В.В.Голубева на посту декана факультета. Именно в годы руководства механико-математическим факультетом В.В.Голубевым в 1948 году Профком МГУ присудил факультету переходящее Красное знамя и Почетную грамоту. В эти же годы научная активность студентов, среди которых появлялись и фронтовики, по инициативе молодежи мехмата получила организационное оформление. В 1945 году было создано Научно-студенческое общество (НСО). От ученых куратором Общества стал заведующий кафедрой небесной механики профессор Н.Д.Моисеев.

Будучи деканом механико-математического факультета, В.В.Голубев, в первую очередь, стремился улучшить качество и доходчивость преподавания. Он не жалел времени на проведение хорошо продуманных конференций, где обсуждалась и вырабатывалась методика преподавания точных наук. Так, весной 1946 года была проведена научно-методическая конференция на мехмате, основной задачей которой было пересмотреть учебные планы с целью сокращения часов обязательной учебной нагрузки студентов. Декан Голубев внимательно изучил протоколы конференции и написал статью "О методической работе факультета", рукопись которой сохранилась.

Формирование числа дисциплин и их программ в те годы зависело от многих факторов: прежде всего от запросов тех предприятий, например, ЦАГИ, куда попадали многие выпускники-механики, а также от уровня преподавания механико-математических дисциплин в лучших вузах страны, ибо и туда распределялись наши выпускники. Кроме того, кафедры были заинтересованы сохранить на полной ставке квалифицированного ученого, а для этого максимально загрузить его лекциями. Перекройка учебных планов, а это значит, перекройка каждого курса и его программы требовала от деканата углубленной вдумчивой работы, чреватой полемикой на факультете. Такой род деятельности не оплачивался и был как бы личной инициативой декана.

Владимир Васильевич пропагандировал свои методические взгляды там, где это было, кстати. Даже в частных разговорах. В беседе с одним из молодых профессоров, он сказал: "Вы знаете, что смысл лекций состоит не в том, чтобы рассказать в них всё, что мы знаем о предмете, а в том, чтобы ввести слушателей в мир новых идей, заинтересовать их и закрепить этот интерес. Для этой цели, следует изложить сравнительно немногое так, чтобы этот материал улегся в голове студента и помогал ему без труда двигаться на основе уже усвоенного". (Из воспоминаний Б.В.Гнегенко).

А вот фрагмент воспоминаний о В.В.Голубеве профессора А.А.Космодемьянского: "…Для лекции нужно критически отобрать только самое лучшее. Ограничивайте себя в материале. Ведь Вы не печатаете в журналах всё, что думаете? Правда?"

Примеры таких кулуарных разговоров, пропагандирующих квалифицированный метод чтения лекций, описанных в воспоминаниях коллег В.В.Голубева, можно было бы умножить. Он "болел" методическими проблемами, будучи великим мастером глубокого воздействия на слушателей.

Сохранялась еще одна интереснейшая рукопись В.В.Голубева - "Индивидуальный план, организация и методы подготовки научно-педагогических кадров через аспирантуру". Голубев обращает внимание на то, что не всякий специалист может успешно вести педагогическую работу без соответствующей подготовки. В заметке вскрываются недостатки подготовки аспирантов к будущей научной и педагогической работе. В.В.Голубев заостряет вопрос на неопределенности цели подготовки специалиста через аспирантуру. Статья В.В.Голубева не походит на перечень рекомендаций и пожеланий, а как все его литературные произведения читается на одном дыхании, с волнением. Вот один из фрагментов этой методической статьи: "Основная цель, которую мы должны преследовать в подготовке аспиранта, это - добиться такого положения, при котором для него научная работа станет основным его делом, основным содержанием его жизни. Если аспирант смотрит на научную работу так: отсидел 6 или 8 часов, а потом все научные интересы и вопросы снял с себя и повесил на гвоздь, как рабочий халат, до следующего посещения института, то из него никакого ученого не выйдет… Для ученого его научная работа - это, как зубная боль, - научная мысль непрерывно сидит где-то в голове. От нее и рад бы другой раз избавиться, забыть её, но не можешь, потому что она о себе непрерывно напоминает. Если руководителю удалось добиться того, что мысль о научном вопросе стала для аспиранта неотвязною мыслью, от которой он не может отделаться, пока не выяснит вопрос до конца - руководитель достиг цели: из его аспиранта выйдет научный работник. Он будет работать в лаборатории или за письменным столом, или пойдет со знакомою барышнею в театр - все равно где-то в подсознании у него неотступно будет сидеть мысль о научном вопросе. Это значит, что он действительно вошел во вкус научного исследования".

О многосторонней деятельности В.В.Голубева на посту первого декана механико-математического факультета можно судить по высказываниям его заместителя по руководству деканатом А.Ю.Ишлинского: "Работая с Голубевым, я особенно ощущал четкость, ясность и решительность действий Владимира Васильевича по наведению порядка на факультете, развитию факультетских кафедр и лабораторий, созданию институтов математики и механики. Внешне строгий, подчас колючий, он был ярым противником безделья и косности. Вместе с тем Владимир Васильевич никому не навязывал своей воли, дела решались демократично и быстро, однако, обычно так, как он и предлагал. Он немедленно давал разумный совет тем, кто приходил к нему за помощью".

Можно было бы приводить многие примеры, когда Голубев помогал в трудных обстоятельствах сотрудникам или брал на себя расходы похорон.

Ученик и последователь В.В.Голубева проф. А.А.Космодемьянский написал прекрасный очерк "Владимир Васильевич Голубев - его Жизнь и научная деятельность", в котором приведено много изречений Голубева, ставших затем крылатыми. На всех торжественных собраниях, вечерах самодеятельности Владимир Васильевич был желанным и признанным лидером.

Накануне 200-летия Московского университета Владимир Васильевич Голубев ушел из жизни, успев написать о механиках университета замечательный очерк. Студенты А.А.Дерибас и В.Н.Кузнецов, ныне известные механики, выразили общую скорбь словами:

"В юбилейном вихре небывалом
Ощутишь вдруг в сердце пустоту:
Голубев..., чье имя означало
Блеск, гармонию и красоту".

 (из статьи в газете "Московский Университет" в„– 25-26 (4045) за июль 2003 года).